печать|закрыть окно


Переговоры с Федеральным канцлером Австрии Себастианом Курцем

28.02.2018




.... В.Путин: Уважаемый господин Федеральный канцлер! Дамы и господа!
Переговоры с канцлером Австрии господином Себастианом Курцем прошли в деловой и конструктивной обстановке. Мы обменялись мнениями по всему комплексу вопросов двустороннего взаимодействия, а также по актуальным вопросам международной и региональной повестки дня, наметили конкретные планы на перспективу в политической, торгово-экономической и гуманитарной сферах; констатировали, что отношения между Россией и Австрией традиционно строятся на принципах равноправия и уважения интересов друг друга, носят по-настоящему взаимовыгодный характер.
По итогам прошлого года товарооборот между нашими странами увеличился более чем на 40 процентов. Российские капиталовложения в австрийскую экономику растут и достигли почти 23 миллиардов долларов, австрийские в экономику России приближаются к 5 миллиардам.
С отдачей работает Межправкомиссия. Встреча её сопредседателей пройдёт в мае на полях очередного Петербургского международного экономического форума. Мы рассчитываем, что представители австрийских деловых кругов и на этот раз примут активное участие в форуме, как это было и в предыдущие годы.
Австрия является крупным покупателем российского природного газа и обеспечивает его транзит в другие страны Европы. В июне этого года исполняется 50 лет с начала поставок газа из Советского Союза на австрийский рынок. На протяжении всего этого периода наша страна вносила весомый вклад в обеспечение энергетической безопасности всего европейского континента. Предстоящий юбилей наглядно подтверждает репутацию России как надёжного поставщика энергоресурсов. Отмечу, что австрийские партнёры подключились к реализации и новых крупных инфраструктурных и энергетических проектов.
В ходе переговоров обсуждены совместные инициативы в сфере развития транспортно-логистической инфраструктуры, прежде всего имею в виду прокладку железной дороги от Кошице до Вены с широкой колеёй российского стандарта. Этот проект обсуждается уже давно, но сейчас, похоже, постепенно сдвигается с места.
На прошедшей на днях в Вене международной конференции с участием ведущих европейских железнодорожных компаний проект получил широкую поддержку. Идёт проработка его технического обоснования и конкретных механизмов финансирования. Считаем, что участок Кошице – Вена в перспективе позволит эффективнее связывать европейские и азиатские рынки. Для нас это важно, поскольку это задействует транзитный потенциал России.
Отдельное внимание уделили с господином канцлером развитию межрегиональных обменов. За прошедший год в Австрии проведены презентации Псковской, Тверской, Ярославской областей России, состоялись Дни Москвы в Вене. Подписаны документы о расширении взаимодействия между правительствами Красноярского края и федеральной земли Каринтия, Карачаево-Черкесии и Тироля, Челябинской области и Штирии.
Было отмечено активное двустороннее взаимодействие и в гуманитарной сфере. В прошлом году успешно прошёл перекрёстный Год туризма. В январе стартовал перекрёстный Год музыки и культурных маршрутов. В 2019 году планируем провести Год молодёжных обменов.
Мы поддержали инициативу учредить российско-австрийский форум общественности в целях расширения контактов по линии гражданского общества, в области науки, образования, искусства. При этом учитывался позитивный опыт такого сотрудничества с Германией и начинающееся сотрудничество по этому направлению с Францией.
Разумеется, затрагивался и ряд актуальных международных и региональных проблем.
Во второй половине года Австрия будет председательствовать в Евросоюзе. В этой связи мы говорили о перспективах отношений России и ЕС, о важности поддержания полноценных связей как в политике, так и в экономике.
Обсудили ситуацию на Украине. Господин Курц, когда был министром иностранных дел Австрии, много внимания уделял внутриукраинскому конфликту, в частности активно занимался этим вопросом в период австрийского председательства в ОБСЕ в 2017 году. По нашему общему мнению, Минские соглашения остаются безальтернативной основой урегулирования кризиса.
В контексте положения дел на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии, подчеркнули первоочередную важность объединения усилий мирового сообщества в борьбе с терроризмом с опорой на координирующую роль ООН и нормы международного права.
В завершение хочу поблагодарить австрийских партнёров, лично господина канцлера за содержательные и плодотворные переговоры. Уверен, что их итоги будут способствовать дальнейшему углублению взаимовыгодного сотрудничества между нашими странами.
Благодарю вас за внимание.
С.Курц (как переведено): Уважаемый господин Президент Путин! Уважаемые дамы и господа!
Я сердечно Вас благодарю за хорошие переговоры и в первую очередь хочу поблагодарить Вас за то, что традиционно у Австрии и России очень хорошие двусторонние отношения. Долгая история, долгие традиции двустороннего обмена между Австрией и Россией, прежде всего очень мощный обмен в экономической сфере между нашими странами.
Мы рады, что после нескольких трудных лет снова позитивно развиваются экономические отношения. Прирост туристов из России, приезжающих в Австрию, – 25 процентов. Также есть прирост около 15 процентов в наших экономических, торговых отношениях.
Также мы говорили об отношениях России и Европейского союза. Здесь мы играем активную роль. Австрия с начала июля на полгода будет председателем Совета ЕС. Мы стараемся активно способствовать укреплению Евросоюза, при этом мы придерживаемся европейской позиции.
Мы говорили о том, какие есть возможности ослабить напряжение, убрать напряжение между Россией и ЕС. В первую очередь я использовал шанс сформулировать наши ожидания в том, что касается не только верховенства закона, но и международного права.
Обсуждая двусторонние отношения, отношения на уровне России и ЕС, мы говорили об очагах кризиса, например Восточная Украина, а также положение в Сирии. Конечно, здесь Россия имеет большое влияние и потому несёт большую ответственность.
Что касается Сирии, то мы считаем, что мы должны сделать всё, чтобы прекратить эту невыносимую ситуацию. Страдания народа просто невероятны. Могу сказать, я рад, что появилась возможность принять резолюцию Совета Безопасности ООН и внести сюда наш вклад, чтобы сократить страдания людей. Что нужно этому региону – это мир и, конечно, лучшее сосуществование в этой стране.
Что касается Украины, то это мы тоже обсудили. Как уже сказал господин Президент, в прошлом году я имел честь председательствовать в ОБСЕ и посещал Восточную Украину. Наша цель – обеспечить прекращение огня в Восточной Украине. Мы рады, что по линии соприкосновения очень важную работу выполняет мониторинговая миссия наблюдателей. Конечно, это длительный путь до политического решения. Мы ожидаем реализации Минских соглашений. До того, как они будут воплощены, ещё должны быть предприняты положительные шаги, чтобы сократить там напряжение. Если необходимо участие миротворцев ООН, то Австрия, само собой, готова внести свой вклад, чтобы обеспечить длительный мир на Востоке Украины.
Хочу поблагодарить Вас за приятный день в Москве, за приятную беседу с министрами экономики и энергетики. Также мне удалось встретиться с главой делегации ЕС и с представителями гражданского общества. Поэтому я благодарю Вас за добрую беседу и надеюсь, что вскоре мы сможем её продолжить.
Большое спасибо.
Вопрос: Мы как раз разговаривали про Украину, и Австрия очень поддерживает миссию ООН, миротворцев, тоже хочет помочь с этим. Почему Россия пока не согласна с тем, чтобы миротворцы работали и на границе с Россией? Киевская идея.
В.Путин: Вы же знаете о том, что, по сути, мы выступили инициаторами организации миссии ООН на юго-востоке Украины. Это идея, которая впервые была предложена господином Порошенко, Президентом Украины. И мне оставалось только её публично поддержать и внести резолюцию. Но, когда мы это сделали, оказалось, что этого недостаточно.
Как Вы знаете и как Вы сейчас сказали, предлагается уже распространить эту миссию на всю территорию, хотя первоначально речь шла о том, чтобы обеспечить безопасность наблюдателей ОБСЕ, находящихся на линии соприкосновения. И мы исходим из того, что достаточно, чтобы миссия ООН выполнила эту роль.
Первоначально, вообще, Украина поставила вопрос о том, чтобы вооружить сотрудников ОБСЕ с целью обеспечения безопасности. Мы согласились. ОБСЕ отказалось со ссылкой на то, что ни опыта такого у ОБСЕ нет, ни людей, которые могли бы это делать, у них нет. И, в‑третьих, есть опасение, что как только сотрудники ОБСЕ возьмут в руки оружие, то они будут целью для обеих конфликтующих сторон.
Поэтому была высказана другая идея, чтобы обеспечить их безопасность, – поставить рядом миссию ООН. Мы согласились. После этого канцлер ФРГ в одном из телефонных разговоров поставила вопрос так: ведь сотрудники ОБСЕ бывают и на границе между Россией и Украиной, в этой части. Я сказал: да. Она говорит: но почему же они тогда не должны быть на границе с Россией и Украиной? Я ответил: да, ты, наверное, права, пусть они будут и там тоже, когда будут сопровождать сотрудников ОБСЕ, то есть обеспечивать их безопасность. Мы и на это пошли. Но и этого оказалось недостаточно. Теперь говорят: нет, нужно, чтобы они находились везде. То есть фактически речь идёт о том, чтобы поставить всю эту территорию под международный контроль. Россия за или против? Мы как минимум не против, но нужно договариваться с этими непризнанными республиками. Идите тогда и с ними договоритесь. Нет, этого никто не хочет делать.
Скажите мне, пожалуйста, есть хоть один пример в международной практике, когда урегулирование конфликтов подобного рода происходят без привлечения одной из конфликтующих сторон? Такой практики в мире просто не существует. Но, к сожалению, никто не хочет, во всяком случае, сегодняшние киевские власти не хотят прямого диалога, как это предусмотрено, кстати говоря, в Минских соглашениях, с представителями этих непризнанных территорий. Надо сначала сделать политические шаги по урегулированию, начать реализацию Минских соглашений, а потом уже думать о будущих шагах.
А сегодня нужно обеспечить безопасность сотрудников ОБСЕ. Мы с этим согласны. Давайте сделаем хотя бы этот шаг. Но почему‑то и этого делать не хотят, отказываются. Странно. Но мы будем над этим работать вместе со всеми заинтересованными сторонами.
Вопрос: У меня вопрос к обоим лидерам, он касается торгово-экономического сотрудничества между Россией и Австрией. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы этого сотрудничества с учётом, скажем так, известных сложностей в отношениях между Брюсселем и Москвой? Каковы перспективы реализации таких проектов, как «Северный поток‑2» и строительство ширококолейной железной дороги от Кошице до Вены?
Спасибо.
С.Курц: Большое спасибо за Ваш вопрос.
В первую очередь я хотел бы подчеркнуть, что положительно смотрю на наши экономические отношения в последние годы, что они развивались в правильном направлении. Я убеждён, что здесь есть и дальнейший потенциал для обоих государств, мы сегодня говорили об этом на обеде.
И действительно, есть два аспекта, о которых мы сегодня говорили, это долгосрочный стратегический интерес не только для России, но, конечно, и для таких государств Европы, как Австрия. Во‑первых, это продление ширококолейной железной дороги до Австрии. На прошлой неделе состоялась встреча обоих министров транспорта, и в целом мы смотрим положительно на этот проект. Там, правда, огромный требуется объём инвестиций, но это стратегически верно, имеет смысл. Мы сегодня ещё говорили, что этот проект мы вместе должны развивать и дальше.
И второй большой проект – это проект, который касается не только Австрии, но и Германии и других государств, это «Северный поток‑2», и австрийское Федеральное правительство также его поддерживает. Но, конечно, здесь ещё можно проработать множество деталей. И необходимо прояснить ряд вопросов и влияние этого проекта на другие государства. Австрия очень положительно относится к этому проекту. Причём это позитивно не только для нас, но и для Германии, и для многих других государств.
В.Путин: Что касается проекта, которым закончил господин канцлер, «Северный поток‑2», вы знаете нашу позицию. Мы являемся сторонниками реализации этого проекта, который, без всяких сомнений, абсолютно деполитизирован. Это чисто экономический и, более того, чисто коммерческий проект, потому что участники этого проекта считают свои прибыли, экономические выигрыши от его реализации и приходят к выводу о том, что такая реализация целесообразна.
Это, кстати говоря, не альтернатива даже украинскому маршруту. Если Украина представит экономически обоснованные параметры использования своей газотранспортной системы, мы ничего не имеем против продолжения сотрудничества и с Украиной. Вопрос только в объёмах прокачки. Но в любом случае реализация объектов подобного рода, как «Северный поток», «Северный поток‑2», «Турецкий поток», безусловно, диверсифицируют поставки, а значит, улучшают качество этих поставок и повышают стабильность.
Мы знаем, что добыча в Европе падает. Сжиженный природный газ не является конкурентоспособным на европейском рынке, во всяком случае, сегодня это очевидная вещь. И на ближайшее десятилетие так и будет. Поэтому, если наши партнёры поддерживают этот проект, повторяю, мы тоже будем это делать.
Что касается других направлений – господин канцлер упомянул, я об этом сказал, это железнодорожное сотрудничество, торговля, промышленная кооперация, мы сейчас вспоминали о том, что даже в последнее время несколько заводов было построено австрийскими инвесторами в России, объём наших инвестиций в австрийскую экономику, 23 миллиарда долларов, тоже о чём‑то говорит, это реальные вложения, – мы будем развивать все эти направления сотрудничества, включая и реализацию предложений австрийской стороны по форуму диалога общественности. Мне кажется, что это хорошая идея. Она создаст благоприятный фон для дальнейшего развития российско-австрийских связей.
Вопрос (как переведено): Восток и Запад – обе стороны были бы рады, если бы не было больше санкций и контрсанкций. Но в данный момент эта ситуация полностью заблокирована, она в упадке. Но существует идея политики маленьких шагов, и добрая воля могла бы руководить этими маленькими шагами в борьбе с санкциями. Что Вы думаете о таких идеях и как Вы думаете, могла бы в этом помочь Австрия?
В.Путин: Всем хорошо известно, что мы санкции не вводили. Не мы же вводили санкции. Против нас ввели санкции. На мой взгляд, это явный ущерб интересам стран Евросоюза, России наносит ущерб. Неизвестно, правда, кому больше в конечном итоге, но ущерб очевиден для всех. А главное, что цели, которые ставились авторами политики подобного рода, не достигаются. В общем, это в известном смысле бессмысленное и вредное занятие.
Но сложилось так, как сложилось, ничего с этим уже не поделаешь. Надо, конечно, стремиться к тому, чтобы устранить причины, которые лежат в основе сегодняшнего положения, нужно стремиться разрешать кризисы, из-за которых возникла эта ситуация, и украинский кризис, и другие, но прежде всего украинский, конечно. Как быстро удастся это сделать – вот в чем вопрос, – имея в виду и деградацию социально-экономического и политического положения самой Украины на сегодняшний день. Это не способствует решению кризиса, а наоборот, усугубляет его и не дает возможности даже сегодняшнему руководству активно действовать по реализации минских соглашений. Вот в чем проблема. И как долго это продлится?
Можно сколько угодно пенять на Россию и как угодно формулировать нашу вину, но совершенно очевидно для объективного наблюдателя, что не на нас лежит основная нагрузка по выполнению минских соглашений. Мы авторы этих соглашений, мы с удовольствием их будем исполнять. Если другая сторона не хочет этого делать? Вопрос в этих маленьких шагах. Наверное, там, где это возможно, нужно это делать, но нужно делать это только с обеих сторон.
У нас товарооборот с Европой упал в два раза почти. Что такое товарооборот с Европой упал в два раза? Это значит, европейские товары не поставлены на наш рынок, значит, рабочие места в Европе от этого страдают. Это имеет совершенно конкретные социально-экономические последствия. Но, повторяю, мы к этому готовы, мы здесь никого не собираемся ни в чем обвинять. Нужно только, чтобы это была дорога с двусторонним движением, чтобы и наши интересы учитывались, и мы готовы учитывать интересы наших партнеров в Европе.
Вы знаете, у нас ведь не просто хорошие давние отношения с европейскими странами, например, с Австрией. Они носят глубинный характер, в глубину веков уходят наши отношения. И конечно, ставить в зависимость от текущей политической конъюнктуры связи, которые складывались столетиями, – это ошибка и плохая перспектива. Мы со своей стороны готовы делать все, что от нас зависит, для того, чтобы ситуацию исправлять.
Вопрос: Здесь уже упоминалась Сирия, у меня вопрос к обоим лидерам: каковы ваши оценки ситуации в Восточной Гуте после принятия резолюции Совета Безопасности ООН?
И вопрос Президенту России: Владимир Владимирович, как Вы относитесь к критике, которая звучит в адрес Москвы из разных столиц? И каковы вообще перспективы урегулирования в Сирии с учётом последнего обострения?
В.Путин: Перспективы урегулирования? Мы с господином канцлером дискутировали на этот счёт. Говорили об этом и с глазу на глаз, и в узком, и в широком составе. Всё это заняло у нас больше часа, и можно было бы ещё часами это обсуждать. Поэтому я вряд ли вам смогу дать исчерпывающий ответ на этот счёт.
Ситуация сложная, перспективы урегулирования зависят от противоборствующих сторон, от их внутреннего желания добиться урегулирования, достичь его и сохранить территориальную целостность, единство своей страны. Вот от этого зависит всё.
Ну конечно, очень важно влияние стран региона, ведущих мировых игроков. Здесь очень много составляющих, интересов. Мы совершенно точно будем стремиться к тому, чтобы наладить политический диалог, мы будем стремиться к тому, чтобы запустить в реальную работу конституционный процесс по подготовке нового основного закона страны, и на этой базе привести дело к полной нормализации. Мы будем стремиться к тому, чтобы зоны деэскалации превратились в зоны сотрудничества между Дамаском и оппозиционными силами, которые там находятся.
Что касается Восточной Гуты, то, к сожалению, в Восточной Гуте находится ещё немало экстремистских сил, представителей целого набора террористических организаций, которые включены в соответствующий список ООН. Я сейчас не буду даже их всуе упоминать. А как известно, последняя резолюция Совета Безопасности ООН говорит о том, что в отношении этих организаций борьба не прекращается.
Для нас это какое имеет значение? Ведь оттуда постоянно идут обстрелы, в некоторые дни ракетные и миномётные удары доходят до 50–80 в день. Как известно, во всяком случае, в России, мы это хорошо знаем, мины попадают даже на территорию посольства Российской Федерации и торгпредства. Мы что, терпеть это будем бесконечно, что ли? Нет, конечно. Но как результат последнего разговора по телефону с канцлером ФРГ, Президентом Франции, Вы знаете уже об этом, мной дано указание Министерству обороны, договорились с сирийскими партнёрами, предложили организовать гуманитарные коридоры, для того чтобы из зоны напряжённости были выведены дети, нуждающиеся в помощи, раненые. Прежде мы это делали по просьбе, по согласованию с Президентом Турции, с господином Эрдоганом. Нам удалось вывести оттуда достаточно большую группу тех, кто хотел оттуда выйти, но подготовленная вторая группа выйти не смогла, потому что боевики просто не дали возможности выйти.
Если мы все вместе будем предпринимать усилия, для того чтобы ситуацию нормализовать и в целом в стране, и в Восточной Гуте, то нас ждёт успех. Если мы будем всё это пытаться растаскивать и добиваться каких‑то сиюминутных тактических и политических преимуществ, то мало чего дельного будет получаться. Но я надеюсь на сотрудничество и на разрешение этой ситуации, в том числе в Восточной Гуте.
С.Курц: Мы переживаем в Сирии сейчас не только конфликт и гражданскую войну, но и войну, в которой представлены и суперсилы и в которой регионы имеют большое влияние. При этом гражданское население живёт в невыносимом положении уже несколько лет.
Я рад, и я уже об этом сказал ранее, хочу ещё раз подчеркнуть, что есть резолюция Совбеза ООН, и мы хотим сделать её более влиятельной. Но хорошо, что она есть. И хорошо бы её воплотить. Причём речь идёт о цели, которая, может быть, ещё не у нас в руках, но есть промежуточные шаги, которые нужно пройти. И нужно подобрать правильное время, нужно создать эти коридоры, чтобы хотя бы как‑то сократить страдания людей в этой острой ситуации.
Поэтому мы надеемся, что переговоры возобновляются, переговоры велись в Австрии и в Швейцарии. И в данном случае я апеллирую к России, поскольку она имеет здесь и влияние, и ответственность. Россия – это супердержава, и она может повлиять на режим и ситуацию в Сирии. Поэтому наша большая надежда, что все вернутся за стол переговоров и как можно быстрее прекратят войну в Сирии.
В.Путин: Спасибо.



Copyright ©РИА "ПОБЕДА"